Юмик
Свобода - значит жизнь.
Название: Прости, я буду ждать тебя всегда.
Автор: Юмик.
Пейринг: Какаши/ОЖП, Ирука, Наруто, Ширануи, Джирайя и др.
Рейтинг: R.
Жанр: Romance, drama.
Размер: макси.
Статус: в процессе.
Дисклеймер: герои и мир принадлежат великому и могучему Масаши Кишимото.
Саммари: в мире шиноби появляется «поющий демон». Примут ли его в Конохе?
Размещение: хотите тырить? Спросите автора.
Критика: критика приветствуется без ругани и мата, сапогами не кидаться, кошек не натравливать.
От автора: Идзакая - место, куда японцы приходят после тяжелого рабочего дня, чтобы снять напряжение и пошуметь в компании друзей.Нечто среднее между магазинчиком саке и ресторанчиком, где к бутылочки рисовой водки вам предложат множество простых, но вкусных закусок.
Гуиноми - чашечки для саке с прямыми, а значит высокими стенками.
Фусума - скользящая дверь в виде обклеенной с двух сторон бумагой деревянной рамы, используется для деления большой васицу, японской комнаты, на отделы. Фикбук - ficbook.net/readfic/1738213

Пролог. - yamalab.diary.ru/p171252174.htm

Глава 1. - yamalab.diary.ru/p171252466.htm
Глава 2. - yamalab.diary.ru/p171252660.htm
Глава 3. - yamalab.diary.ru/p171252964.htm
Глава 4. - yamalab.diary.ru/p171298470.htm
Глава 5. - yamalab.diary.ru/p173322172.htm
Глава 6. - yamalab.diary.ru/p185118684.htm
Глава 7. - yamalab.diary.ru/p185496873.htm
Глава 8. - yamalab.diary.ru/p186829803.htm
Глава 9. - yamalab.diary.ru/p188266919.htm
Глава 10. - yamalab.diary.ru/p190320236.htm
Глава 11. - yamalab.diary.ru/p195909677.htm
Глава 12. - yamalab.diary.ru/p197034897.htm
Глава 13. - yamalab.diary.ru/p199772658.htm




Глава 14.

Какаши не мог понять, что же всё-таки произошло, как он докатился до ссоры с Мине Конохой.

В деревне обожали следить за парочками, подтрунивать, подшучивать над влюбленными, гражданскими или шиноби. Никто никогда не обижался. Сами Хатаке и Мине старались не обращать внимания на дружеские подколы. Девушка смущенно отмалчивалась, а Какаши не раз и не два пускал в ход против шутников и задир свой острый, как бритва, язык. Тоже по-дружески, без обид.

Но после показательной тренировки при дворе дайме ему стали сочувствовать. И это взбесило Какаши куда больше, чем язвительные издевки Митараши.

К дайме Страны Огня приехали неожиданные гости: делегация из Страны Вод. То ли решили прощупать почву для военных конфликтов, были некие спорные вопросы, то ли собирались со временем присоединиться к союзу Огня и Ветра, а может кое-кто решил лично убедиться, что их обширная шпионская сеть потерпела большой урон. Не завернешь же обратно "дорогих гостей", прибывших ко двору правителя.

Пятая Хокаге только зубами заскрежетала, когда ей передали просьбу, больше похожую на приказ. Мол, пусть шиноби покажут при дворе дайме нечто сверхъестественное. Ниндзя, конечно, не были шутами на ярмарках, но феодалы иногда любили похвастать воинами своих стран.

Никто не сомневался, что в делегации Воды под масками прислужников скрывалось несколько жителей Киригакуре. Что же им стоило показать?

Кто-то на Совете деревни вспомнил, что Киригакуре всегда славилась своими мечниками, и предложил продемонстрировать мастеров клинка Скрытого Листа, в частности Мине Коноху.

- Не хотела я раньше времени показывать публике, на что ты способна, - сказала Цунаде девушке, - но... будешь сражаться в полную силу.

- Верное решение, госпожа Хокаге, - согласилась с ней Мине. - Пусть соглядатаи пораскинут мозгами, подумают: если в Конохагакуре существуют такие генины, как я, стоит ли им соваться в Страну Огня. Что им тогда ждать при столкновениях от наших джонинов? Или от вас, Пламенной Тени?

Цунаде фыркнула:
- И то верно. Сможешь выступить одна против всех мечников?

- Почему бы и нет? Может быть, тогда вам перестанут писать из дворца относительно моей участи.

Шизуне, присутствовавшая при разговоре, улыбнулась. Неплохо Мине придумала! И Киригакуре по носу даст. И любителям «запретного сладенького» из числа высокопоставленных и знатных особ продемонстрирует свою силу. Мужчины не любят женщин сильнее себя. Ох, не любят.

Никто точно не знал, в полную ли силу сражалась Мине на показательной тренировке. Намиаши считал, что нет, так как никто из мечников Скрытого Листа серьезно не пострадал.

- Балда ты, - возмутился Генма, залечивая синяки и ушибы друга, - ты что хотел, чтобы она из вас котлеток нарубила к дворцовому ужину? Коноха-сан своих не трогает и в обиду не дает.

- Так ведь она и киригакурца, пожелавшего принять участие в представлении, несильно потрепала, - заметил Райдо.

- Так не война же, не поединок на экзамене, - объяснил Ширануи. - Ему всё равно досталось больше, чем вам, и грохнула Коноха-сан его быстро.

- Зато возле нас танцевала, танцевала, - буркнул Райдо.

- Дипломатия! - хмыкнул Генма. - Пусть знают, что наши войны самые-самые.

- Угу, - выдохнул Намиаши. - Но Какаши я не завидую. Его же теперь будут сравнивать с Мине!

Да, с той тренировки и посыпались на Хатаке сочувствующие реплики и взгляды. Он с детства ненавидел участие и жалость, а тут попал под обстрел всей деревни. А друзья втихомолку обсуждали, какой длины был теперь поводочек у милого пёсика Какаши?

Нет, Какаши прекрасно знал, что Мине была сильной, гораздо сильнее него. Такие женщины, как она, обычно коротали свой век в одиночестве, мужчины избегали сильных особ. Желающих быть похожим на Нара Шикаку, которого людская молва давно окрестила "подкаблучником", не находилось. А ведь Ёшино всего лишь обладала более твердым характером, чем у любимого мужа.

Хатаке отмалчивался, не зная, как объяснить хотя бы друзьям, что никто его на веревочке не водил и что ему делать не указывал. И если он стал меньше бывать в холостяцких компаниях, где рекой лилось саке да обсуждались всякие непотребства, то это было только его личным решением.

Мине никогда ничего не говорила, если Какаши встречался с друзьями, а после от него пахло чуть-чуть сигаретами и саке. Когда и не "чуть-чуть", а сильно пахло, тоже ничего не говорила.

Но многие-то были уверены в обратном. Мол, Хатаке пилят, как дрова.

Надо было просто махнуть на всё рукой и наслаждаться жизнью рядом с удивительной и неповторимой женщиной, которую подарила ему Судьба. Так нет же! Взыграла мужская гордыня. Взвился, взорвался из-за какого-то пустяка.

Или не пустяка?

Приближался Новый Год, и все в штабе рвали когти, судорожно просматривали документацию, всё ли было в порядке, подводили предварительные итоги.

Ирука метал грады и молнии, наседая на Хатаке, чтобы тот поскорее сдал ему свои просроченные отчеты. Тот отделывался обещаниями, искренне не понимая всей этой суматохи, поднявшейся из-за каких-то листков бумаги, испачканных тушью. В конце концов, Какаши сдал же отчеты по крупным миссиям, а всякая мелочь не стоила и внимания.

Умино был другого мнения.

- Может быть, ты забыл что-то об этих миссиях? - предположила Мине, когда за обедом в ресторанчике они разговорились о требовательном Ируке.

- Уговоришь своего названого братца не донимать меня с этими бумажками? - улыбнулся Какаши.

- Э, нет. У меня другое предложение. Я могу залезть в твои мозги, найти нужные сведения, и мы вместе напишем отчеты, чтобы ты их сдал аники. Как тебе такой план?

Какаши похолодел. Как же он забыл, что Мине обладала суперсенсорными способностями. Что если она уже успела поковыряться в его голове?

- Не смей копаться во мне, - сквозь зубы буркнул он.

Настроение сразу испортилось.

- Какаши? - непонимающе взглянула на него Мине. - Но ведь отчеты...

- Да сдались мне ваши бумажки! - взвился из-за стола Хатаке под изумленными взглядами других посетителей семейного ресторана.

Изумленными и сочувствующими. Мол, бедняга, каково ему теперь исполнять требования и указания более сильной, чем он, женщины.

Кажется, сзади раздался еле слышный смешок. Смеялись над ним?

- Никогда, слышишь, никогда не смей даже предлагать такое! - громко объявил Хатаке.

- Но, Какаши...

- Не смей!

Хатаке бросил на стол несколько монет, расплачиваясь за обед, и выбежал из ресторана, как будто за ним неслась стая бешеных волков.

На улице его притормозили дежурные АНБУ, искавшие Копирующего ниндзя по требованию Хокаге.

Так от обеденного стола, не успев толком ни разобраться в себе, ни помириться с Мине, Хатаке ушел на одиночную миссию.

Доставить секретный свиток была не велика премудрость. Только на обратном пути пришлось отбиваться от целого отряда чужаков, столкнувшимся с одиноким шиноби на границе со Страной Рисовых полей.

Отметившись у ворот Конохагакуре, Какаши лишь мгновение решал, куда двинуться дальше. Прежде, чем сдать отчет Хокаге и отправиться искать Мине Коноху, (мириться или не мириться?), он рискнул заглянуть в некое заведение, тут же рядышком, в переулочках Треугольного квартала. Забегаловка "Пятачок джонина", - название было то ли о нехватке денег в карманах после посещения питейной, то ли о крошечном пространстве, которое занимала сама идзакая, - не могла сравниться с баром Шиходани, но вполне годилась для тех сумасшедших, кто обожал показывать свой буйный нрав.

Как всегда, идзакая была переполнена народом, но Какаши нашел себе уютное местечко и заказал бутылочку убойного саке. Без закуски.

- Поминаешь несостоявшуюся любовь? - рядышком уже нарисовалась Анко, хмельная, в обнимку с большущей бутылкой сливовой водки. - Не возражаешь? - и плюхнулась на колени какому-то парню, сидящему за соседним столом.

Тот не растерялся, обнял куноичи за талию, помогая той сохранять равновесие.

- А ты хоть иногда просыхаешь? - поинтересовался Какаши. - Или ждешь, когда тебя кто-то выловит из океана выпивки? Готова исполнять желания, рыбка?

- Кто-то... желания, - насмешливо протянула Анко. - А давай ты меня выловишь! И мы будем жить с тобой долго и счастливо назло... назло всем! Я все твои желания исполню. Вот!

Она сильно наклонилась к Хатаке и, обдавая его теплым дыханием с примесью аромата слив, быстро зашептала:
- Что ты в ней нашел, а? Красивая? Так я же не хуже. Посмотри на меня. Ведь не хуже! Даже лучше. И нам с тобой было хорошо когда-то. Мы были только вдвоем. Давай вернем это время, Какаши. Будем любить друг друга до самой смерти.

Он не успел ничего сказать, как Анко больно обхватила его за шею, притянула к себе и впилась губами в ткань маски. Где-то рядом с ухом Какаши плескалось сливовое вино в бутылке, еле-еле удерживаемой Митараши.

- О! - по всему помещению пролетел всеобщий пьяный вздох восхищения, потому что в дверях идзакаи неожиданно возникла Мине Коноха.

Чунины, а тем более генины в "Пятачок" не совались. Ни в каком виде. Ни в трезвом, ни в пьяном. Иначе их здесь ждали крупные неприятности.

Но всем в Конохагакуре было давно известно, что Мине никогда не считалась со званиями и титулами. Она уважала людей за другие качества, не боялась захмелевших ниндзя, а сейчас в забегаловку её привели поиски Хатаке.

Девушка знала, что он вернулся, и хотела выяснить всё до конца, пока они оба не накрутили на себя, не дошли до полного разрыва только-только начавшихся отношений.

Какаши рывком освободился из объятий Анко и исподлобья взглянул на подошедшую девушку. В висках оглушительно застучало.

- Господин Хатаке, я хочу извиниться...

Какаши с силой притянул к себе Мине и усадил на свои колени. Плевать, что все на них смотрят!

Налил саке в гуиноми и поднес чашечку с напитком к самым губам девушки.

- Пей, - отрывисто приказал.

Мине взяла гуиноми в свои руки и залпом проглотила обжигающую жидкость. На глазах выступили слезы, но она не закашляла, только тяжело задышала, чувствуя, как жаркие широкие ладони притиснули её покрепче, нарочно делая больно.

Вокруг снова загомонили, зашумели, запели.

- Господин Хатаке? - в шепоте Какаши слышалось рычание. - Это я у тебя снова "господин Хатаке"?

- Какаши...

- Коноха, я не принц из девичьих грез, я - ниндзя, шиноби, убийца. Я мужик, наконец. Предупреждал же тебя: буду и в грязи, и в крови, вот таким, как сейчас. И пьяным буду. Грубым, злым. Ты это понимаешь? Брать тебя буду время от времени без ласк и нежности, одним рывком. Чтобы ты стояла на коленях у стены...

- Ты мне такой и нужен, - горячо зашептала Мине в ответ. - Любой нужен. Можешь сейчас при всех меня взять.

- Нет, глупенькая, никогда! Ты у меня гордая девочка. В первый раз, может, и простишь, а потом убьешь. Нельзя так. Да и не могу я. Пойми ты это.

- Понимаю.

- Значит, не ломай меня тоже. Я же у тебя тоже... гордый дурак. И хамло.

Анко пыталась услышать хоть что-нибудь из их разговора, но пьяные рядом громогласно затянули песню, и сколько она не толкала под ребра обнимающего её парня, он не заткнулся и всё также вопил про ливень кунаев и белые бедра юдзё, время от времени тыкаясь мокрыми губами в шею Митараши.

Поэтому, когда Какаши и Мине встали и направились к выходу, она выкрикнула особенно зло и громко, так, что все опять замолчали и уставились на уходящую пару:
- Любовная идиллия продолжается?

- Не любовная, Анко, а семейная, - поправил её Какаши. - В семье же чего только не бывает. И размолвки тоже.

- Натянули твой поводок?! Повели спать пёсика, гав-гав, - Митараши было уже всё равно, что сделает с ней Хатаке.

Главное было унизить, ударить больнее, ткнуть в мужское самолюбие или в гордость этой золотоволосой раскрасавицы, чтобы им обоим стало так же горько и противно, как ей, Митараши Анко.

Не получилось.

Ещё секунду назад Какаши точно размазал бы по стенке зарвавшуюся куноичи, но сейчас ему было искренне жаль нетерпеливую и безбашенную девушку. Ведь Анко была умной. Почему же она не понимала простых вещей?

А он сам, когда стал понимать их?

Скользнув насмешливым взглядом по лицу трезвеющей на глазах Анко, Какаши приобнял за плечи свое сокровище. Больше он не потеряет Мине из-за глупых ссор или обидных слов окружающих. Не стоило ему упускать счастье и радость, внезапно появившиеся в жизни.

- Пойдем, моя девочка, - сказал Какаши вроде негромко, но так чтобы услышали все.

Услышали и запомнили.

Мине склонила золотоволосую головку в знак согласия.

Она была не права, когда предложила Какаши помочь с отчетами. Она хотела извиниться, и Хатаке понял это. Понял, не дав ей сказать слова извинения перед всеми, не унизив ни себя, ни её. Простил? Конечно, простил. Разве могло быть иначе?

Пусть он зовет её девочкой, деткой, малышкой, крохой, ей это даже нравилось. Потому что она была не просто девочкой, а "моя девочка". И размолвка у них с Какаши была семейной. Настоящей, как во многих счастливых семьях. Мама и папа тоже иногда ссорились, но это не мешало им любить и уважать друг друга. Чего только не бывает в семейной жизни.

Так они и за дверь вышли рядышком под перекрестным огнем взглядов. Только Мине чуть-чуть, всего лишь на полшага, отставала от своего высокого спутника. Как и полагалось женщине из деревни Скрытого Листа.

Ирука глаза вытаращил, когда Какаши принес отчеты, требуемые сенсеем.

- Все? - тихо спросил Умино.

- Все, - кивнул Какаши. - Маа... Ирука-сенсей, дай мне, пожалуйста, больше бланков для отчетов.

Ирука под молчание обомлевших приятелей выдал Копирующему ниндзя целую стопку.

- Тут ещё такое дело, - взлохматил свои волосы Какаши. - Я завтра родовой дом в порядок привожу. Присоединишься?

- Хотите из общежития съехать? - догадался сенсей.

- Хочу жить с Конохой-тян, - тихо признался Какаши. - По-семейному. Дом-то у меня отремонтирован, надо только его хорошенечко отмыть. Паутину там убрать, пыль. Вот собираю команду.

- Не торопитесь ли вы? - поинтересовался Ирука. - Асума с Куренай встречались довольно долго, а о помолвке только-только объявили. О свадьбе и не слышно пока.

- Зачем тянуть-то? - улыбнулся Какаши. - Мне двадцать семь исполнилось. У Шикаку-сана в этих годах уже сын был. Нет, Ирука, если ты будешь настаивать, то мы с Конохой соблюдем все традиции вплоть до сватовства.

- Нет, нет! - замахал руками сенсей. - Я не против.

Он догадывался, во что может вылиться сватовство гения Конохагакуре. Вся деревня загуляла бы как минимум на полгода. Не то, чтобы кошелек Какаши не выдержал бы такого массового праздника, просто действительно, зачем Хатаке с Мине, не имевших родственников, были нужны сватовство и период помолвки.

Какаши обязательно раскрутят на "мальчишник", причем отдельно от Асумы, потом заставят справить новоселье. Да ниндзя найдут много радостных поводов для того, чтобы лишний раз заглянуть в бутылочки с саке.

Дом же Хатаке с немалым участком земли стоял пустой. Пропадал зря.

"И вдруг Коноха-тян уже беременна?" - улыбнулся Ирука.

- Ладно, мы придем завтра, - пообещал сенсей другу.

Какаши степенно, как и полагалось будущему главе семейства, кивнул головой, понимая, что Ирука притащит с собой Котзумов. Сам он завербовал себе в помощники Генму и Гая, тут же заявившего, что он соберет всю Силу Юности родной деревни.

Силой Юности оказались генины из четырех команд: № 10, 8, 7 и личная команда Зеленого Зверя Конохагакуре. Даже позевывающий Шикамару пришел. Словом, отряд по уборке дома выглядел внушительно.

Не успели все порасхватать орудия труда, - одновременно генины ссорились из-за мест уборки, а Сакура опять отвесила подзатыльник оглушавшему всех своим криком Наруто, - как входная дверь отворилась, и Какаши понял, что сюрприза для Конохи не получится. Мине собственной персоной, улыбаясь и заправляя под косынку пряди волос, снимала обувь. Рядышком стояли ведро с тряпками и пакет с моющими средствами.

- Здравствуйте, - засмеялась она. - Извините, немножко опоздала.

Какаши не позвал Мине убираться. Он хотел привести её в чистый, уже отдраенный дом и вручить связку ключей, которую бережно упаковал в виде подарка. К ключам прилагалось ещё кое-что из понравившейся ювелирной лавки в Отофуку. День рождения Мине Конохи был не за горами.

И что теперь было делать?

Бросив испепеляющий взгляд на всю компанию, Какаши схватил Мине за руку и затащил на кухню, не забыв задвинуть фусума, оклеенную не рисовой бумагой, как было принято, а тончайшим натуральным шпоном. Такая вот была когда-то фантазия у Сакумо.

Все насторожились, навострили уши. Разговор на кухне велся на повышенных тонах, слышались какие-то удары, звон посуды, но разобрать что-нибудь было невозможно. Хатаке явно использовал хитрое дзюцу, не позволявшее подслушивать.

Ирука недолго терпел такое безобразие. Нахмурившись, он попытался только чуть-чуть отодвинуть фусума, как поверх его смуглых, испачканных несмываемыми чернилами пальцев легли другие, белые, сильные, утонченные, с продолговатыми миндалинами ногтей.

- Не думаю, что это стоит делать, Ирука-сенсей, - улыбнулся Генма, сжимая в зубах сенбон. – Может, дадим им шанс всё выяснить раз и навсегда?

- Да что там выяснять, Генма-сан, - зашипел Ирука, чувствуя, как его руки, а следом и всё тело начинают гореть и пульсировать от легкого прикосновения медика. - Уберемся, тогда пусть и утрясают свои проблемы.

Только бы не покраснеть! С некоторых пор Ируке становилось не по себе в обществе Ширануи. С чего бы это?

Фусума под напором Умино медленно поползло в сторону. Миллиметр! Но Генма не давал двинуться раздвижной створке дальше.

К любимому учителю присоединился Наруто:
- Надо посмотреть, что там такое.

- Наруто, олух, не смей, - сердито зашептала ему Сакура, помогая Генме и пытаясь оттолкнуть напарника подальше.

- Ой! Тебе что, не любопытно посмотреть на Какаши-сенсея без маски? - так же приглушенно, но яростно поинтересовался Наруто.

- С чего ты взял, что Какаши-сенсей снимет маску?

- А чем они там, по-твоему, занимаются?

- Ссорятся - вот чем!

- А если нет?

Вскоре у фусума возник целый клубок из тел. Кто-то помогал Ируке с Наруто, кто-то пытался помешать им.

На кухне что-то оглушительно грохнуло. Возможно, упала полка с посудой или, если судить по шуму и звону, целый шкаф.

Ирука не выдержал, поднажал, решившись, наконец, отпихнуть Генму в сторону. Фусума с визгом отъехала в сторону, и все кучей рухнули на кухонный пол. Наруто, как всегда, повезло: он оказался в самом низу.

Но он был прав. Какаши и Мине не ссорились, хотя немало осколков посуды красовалось на половицах.

- Копия, если ЭТО называется уборкой, - возмутился Генма, - то зачем нас было приглашать?

- Извини, Генма, - покраснела Мине, выбираясь из объятий Какаши. - Мы больше не будем.

Губы покалывало от жарких поцелуев.

- Сам лично прослежу, чтобы этого не было при наведении порядка, - фыркнул Ирука, переглядываясь с Ширануи.

И точно: Хатаке и Мине постоянно разводили в противоположные углы дома. Их ни на минуту не оставляли одних.

- Я опять не увидел лица Какаши-сенсея, - тянул Наруто.

- Не ты один, - съязвила Сакура. - Тряпку лучше выжимай!

- Я выжимаю.

- Плохо выжимаешь.

Мальчишкам вообще доставалось. Не только Сакура, но и Ино с Тен-Тен ворчали и критиковали то, как они убирались. Только одна Хината, красная как пион, молча скребла стены ванной, боясь взглянуть лишний раз на кого-нибудь, особенно на Наруто, скакавшего по дому горным козлом наперевес со шваброй.

Зато дом скоро засиял от общих усилий. В нем больше не пахло пылью и одиночеством, горем и отчаянием.

Какаши, посмеиваясь над требованием друзей, встал возле столба веранды, на котором отец отмечал его рост и возраст семь лет подряд. Генма чиркнул кунаем, чуть не содрав с макушки Хатаке волосы вместе с кожей, а подоспевший Ирука красиво вывел нужные иероглифы.

- А давайте отмерим рост Конохи-сан, - предложил Котецу.

Этой идеей загорелись все, особенно девочки. Мине оказалась довольно маленького роста.

В кафе, с разрешения хозяина, компания сдвинула несколько столов, и хотя Кодзумы отчаянно намекали, что, мол, неплохо было бы промочить пересохшие глотки энным количеством саке, все дружно решили ограничиться чаем со сладостями. Гай пылко высказался за такое угощение. Накануне он засиделся в одной дружеской компании, а там угощали не только саке, но и вином.

Какаши не подозревал, что в такой разновозрастной компании можно было весело и легко общаться друг с другом. Генму взяли в оборот сидящие рядышком с ним Ино и Сакура. Обе девочки с некоторых пор учились медицине у самой Пятой Хокаге, и спец-дзёнину приходилось туговато отвечать на множество их вопросов. Котетсу обсуждал с Тен-Тен достоинства и недостатки новой формы куная, которую хотели пустить в ход оружейники деревни. Изумо подбивал Шикамару устроить матч по игре в сёги, а заодно и открыть тотализатор. Даже Неджи, как все Хьюга, спокойно-равнодушный и непробиваемый Неджи увлеченно рассказывал что-то Кибе и Шино. Ирука пользовался бешеной популярностью. От него не отлипал Наруто, а бывшие ученики Академии буквально рвали сенсея на части.

Какаши отбивался от предложения Гая устроить соревнование по поеданию пончиков и переглядывался с Мине через макушку Хинаты, сидевшей между ними.

Нет, Коноха была права. Ему предстояло научиться больше доверять любимой женщине. Ведь опять он заподозрил, что Мине ковырялась в его мыслях. А оказалось, что об уборке дома Золотоволосая узнала от Куренай, так некстати оказавшейся накануне рядышком с Хатаке и Ширануи. Конечно, Мине решила помочь в уборке. Она же не думала, что Какаши решил устроить ей небольшой сюрприз, и была немножко обижена на Копирующего ниндзя за то, что не позвал.

- Мне больно и обидно, что ты постоянно что-то скрываешь от меня, замыкаешься в себе время от времени, - высказала свои претензии Мине на кухне, пока Какаши метался по всему помещению, цепляя посуду и мебель. - Конечно, ниндзя учат не доверять окружающим, скрывать свои тайны, но, Какаши, я тебя никогда не предам. Пойми и поверь.

- Верю, - выдохнул Какаши. - Мне просто надо привыкнуть, что я теперь не один, что у меня есть ты, Коноха. Это трудно. Сложно.

- Понимаю, - кивнула Мине. - Мне тоже сложно доверять людям. Давай будем учиться вместе, ладо.

Какаши шагнул к ней и протянул небольшую коробочку, вытащив её из карманов форменных штанов.

- Маа... хотел отдать тебе это потом. Хотел, чтобы это было как подарок, - смущенно буркнул он.

Мине раскрыла коробочку и замерла. Там были ключи от дома! От их общего дома, где они будут жить вместе.

Вытерев набежавшие на глаза слезы, Мине бросилась обнимать Какаши.

И тут их застукали помощники.

Вспоминая об этом, Мине счастливо улыбалась. Ей подарили дом, где она будет хозяйкой. Дом был опорой, местом, куда можно было вернуться, где можно было ждать с миссий своего ненаглядного шиноби, где будут звучать звонкие детские голоса. Мине мечтала иметь детей, много детей. Теперь эта мечта могла осуществиться. И это подарил ей Хатаке Какаши, самый лучший в мирах мужчина.

После окончания посиделок в кафе Какаши предложил девушке немножко погулять по вечерней деревне. Они, молча, бродили по улицам и не заметили, как ноги сами привели их к дому Хатаке.

- Знаешь, - тихо сказала Коноха, - мне не хочется расставаться сегодня с тобой.

- Так зачем же дело стало? - улыбнулся Какаши. - Посмотри, у нас есть дом. Наш дом. И может моя хозяюшка откроет ворота своими ключами?

Мине весело засмеялась и зазвенела связкой ключей, исполняя желание любимого.

@темы: шиноби, проза, муки творчества, музыка души, моё, гет, аниме, Мине Коноха, Какаши