01:44 

Юмик
Свобода - значит жизнь.
Название: Прости, я буду ждать тебя всегда.
Автор: Юмик.
Пейринг: Какаши/ОЖП, Ирука, Наруто, Ширануи, Джирайя и др.
Рейтинг: R.
Жанр: Romance, drama.
Размер: макси.
Статус: в процессе.
Дисклеймер: герои и мир принадлежат великому и могучему Масаши Кишимото.
Саммари: в мире шиноби появляется «поющий демон». Примут ли его в Конохе?
Размещение: хотите тырить? Спросите автора.
Критика: критика приветствуется без ругани и мата, сапогами не кидаться, кошек не натравливать.
От автора: отредактировала все 14 глав. Кое-что изменилось. Фикбук - ficbook.net/readfic/1738213

Пролог - yamalab.diary.ru/p171252174.htm
Первые 10 глав.
Глава 1. - yamalab.diary.ru/p171252466.htm
Глава 2. - yamalab.diary.ru/p171252660.htm
Глава 3. - yamalab.diary.ru/p171252964.htm
Глава 4. - yamalab.diary.ru/p171298470.htm
Глава 5. - yamalab.diary.ru/p173322172.htm
Глава 6. - yamalab.diary.ru/p185118684.htm
Глава 7. - yamalab.diary.ru/p185496873.htm
Глава 8. - yamalab.diary.ru/p186829803.htm
Глава 9. - yamalab.diary.ru/p188266919.htm
Глава 10. - yamalab.diary.ru/p190320236.htm
Глава 11. - yamalab.diary.ru/p195909677.htm
Глава 12. - yamalab.diary.ru/p197034897.htm
Глава 13. - yamalab.diary.ru/p199772658.htm
Глава 14. - yamalab.diary.ru/p201167607.htm
Глава 15. - yamalab.diary.ru/p204494412.htm




Глава 16.

Какаши вошел в дом и пнул стопку сложенных картонных коробок для перевозок. Потом сел рядом с ними на корточки, спрятал лицо в ладонях.

С улиц слышался неясный гул праздника, пение, музыка. Деревня праздновала Танабата Мицури. Как всегда весело.

Год назад он надеялся отпраздновать свадьбу. Не тихо и скромно. А чтобы саке лилось рекой, и от поздравлений гудел воздух. Он хотел собрать всех друзей и знакомых в этот радостный день, чтобы его жизнь с Мине Конохой была долгой и счастливой, чтобы поскорее родился малыш, который бы звал Какаши "папой". Так они хотели и мечтали с Мине.

Сегодня Какаши двадцать девять лет, и вокруг была пустота. Дом, полный счастливых воспоминаний, от которых в груди поднималась горечь. Он не мог жить здесь. Один, без своего огонька. Не мог ходить по комнатам, где ещё слышались отголоски её смеха. Не мог спать, не мог есть. Её не было рядом. Мине Конохи не было.

Когда какая-нибудь команда не возвращалась с миссии, начиналось расследование. Посылались усиленные отряды. Велись допросы свидетелей. Устанавливались время и место гибели ниндзя. Это во время войны нельзя было сказать точно, погибли люди или предали деревню. Годайме завела другие порядки. Она хотела знать точно, сколько бойцов оставалось в Конохагакуре, поэтому и велся учет каждого. Раненного или погибшего.

Погиб Некота Шигеру. Мине Коноха и Ямаи Кёхей исчезли. Пропали.

Остров, на котором, по словам заказчика, была странная щель, изрыгающая чудовищ, находился севернее Страны Молний. На соседнем приютилась рыбацкая деревушка, чьих жителей допрашивал сам Морино Ибики. Удивительно, но самого заказчика так и не смогли найти. А свидетели рассказывали про страшную бурю, поднявшуюся через день после того, как они переправили на пустой, необитаемый остров команду из трех шиноби Деревни Скрытого Листа. Была ли там женщина? Конечно, была. Красавица, с золотой косой, очень приветливая. Она еще угостила сынишку Ютаки конфетой, хотя драть сорванца надо было, такой озорник, и вылечила старика Акено. У того спину как скрючило десять лет назад, так он и не разгибался. А тут прыгает как молодой и, грех вымолвить, жениться собрался.

Бурь в это время года не должно было быть. Как раз через пролив идут корабли Морских бродяг, а они шторма и бури встречают в открытом месте. Пристают ли к берегу Морские? Никогда. Говорят, что в порты они заходят, но тоже не в каждый и не всегда. Да и заливом Морские проходят раз в два-три года. А куда они деваются никто не знает. Рыбаки их только из далека видят.

Так вот, буря набежала неожиданно. Ветер дул сумасшедший. Волну с залива нагнало страшенную, вроде как цунами. Только той волной окатило тот самый остров, куда переправились шиноби Страны Огня. А вот рыбацкий не затронуло даже. Прямо чудо какое-то.

Когда всё утихло, рыбаки сплавали туда, обыскали остров. Были ли там чудовища? Первый раз слышим. Никого там не водилось, кроме крабов. Нашли из ниндзя только одного мертвого. И, не поверите, где! Занесло бедолагу аж на дерево, что росло на скале. Видать водой забросило.

Рыбаки в песке его на берегу и похоронили. Обряды? Монаха или священника взять было неоткуда, а вот живет у них в деревне бабка. Поговаривают, что бывшая мико, вот она-то и пошептала кое-какие слова над мертвецом, чтобы он не ходил по ночам и не тревожил честных рыбаков. Честные они, а как же. У мертвого ниточки не взяли.

Песок на берегу хорошо сохранил Некоту Шигеру. Рыбаки и впрямь оказались честными людьми, пусть и во многом нуждались. В груди Некоты торчал кинжал, многим знакомый до малейшей трещинки. Кинжал со змеиной рукояткой, принадлежал Мине Конохе. Она его носила, воткнув в волосы.

Слухов было много и разных. Опять всплыли шепотки о предательстве Мине, о её роли в смерти Третьего Хокаге. Начались вызовы в отдел дознания. Больше всех к Ибики таскали Ируку и Какаши.

При последнем разговоре с Хатаке Ибики словно случайно обмолвился, что Совет обвиняет Мине в убийстве напарников. И дело только времени, когда найдут тело Ямаи. Шимура Данзо настаивал чуть ли не перерыть остров в поисках новых доказательств вины "поющего демона".

От всего этого хотелось выть. И Какаши выл, катаясь по земле возле родового святилища.

Жить не хотелось.

Он стал ещё более замкнутым и нелюдимым. Подолгу молчал, уставившись в одну точку. Даже Гай с его энтузиазмом не мог встряхнуть Хатаке. Когда Гай предлагал очередное пари, Какаши смотрел на него болезненным взглядом, пожимал плечами и уходил прочь.

Больше года прошло. Он вернулся в свою комнату в общежитии джонинов, но время от времени заходил домой, словно Мине могла ещё вернуться туда. Надеялся ли он на это? Нет. Что-то умерло внутри.

Сегодня Какаши решил собрать свои оставшиеся вещи. Вещи Мине надо было убрать в коробки и спрятать в кладовые дома. Теперь уже навсегда мертвого дома.

Копирующий ниндзя открыл шкаф и замер. В глаза ему бросился наряд, который девушка готовила к свадьбе. Она его не успела расшить, как и маленькие туфельки без каблуков. Только наметила узор. А этот она одевала на Новый Год. А вот эту рубашку Какаши вытащил из грязного белья. Он долгое время спал, уткнувшись в неё, вдыхая едва сохранившийся запах любимой женщины. Рубашка до сих пор была не постирана, но аромат яблок и меда давно выветрился.

В ворота постучали. Хатаке застонал сквозь зубы. Он никого не хотел видеть.

- Какаши-сан, это я, Ирука.

- Проходи, сенсей. Я думал, ты гуляешь, приглядываешь за Конохомару.

- Да какие тут гуляния, - горько усмехнулся Умино, тревожно вглядываясь в лицо друга. - Можно я с вами побуду?

Какаши кивнул.

Потом они пили чай. В последний раз в этом доме и из этих кружек. Потом Ирука аккуратно заворачивал в старые газеты посуду и упаковывал её в коробку. Кухню Какаши оставил на попечение Умино.

А сам метался по комнатам, пытаясь собрать вещи Мине. Вещи не желали покидать свои места, прятались от Какаши, вынуждая его застывать на одном месте, держа их в руках, думать о прошлом и чувствовать, снова чувствовать боль потери. Невосполнимой утраты.

Так же плохо было, когда он потерял Обито и Рин. Когда погиб Минато.

Только имя Мине Конохи никогда не выбьют на Камне Памяти. Скорее запишут в нукенины.

Наконец Хатаке удалось затолкать большую часть вещей в коробки. Ирука только мотал головой, но не мешал. Каждый горюет по своему. Если Какаши было нужно мять и ломать вещи Мине, то так тому и быть.

Сам Ирука теперь занялся книгами.

Ворота опять заскрипели.

"Черт! Да что же это такое?" - подумал Какаши, выходя навстречу непрошенному гостю.

Им оказался Морино Ибики.

- Здесь значит? - проворчал он, окидывая взглядом Хатаке. - Я так и подумал, что здесь.

В дверях показался Ирука. Он с опаской поглядел, как Морино устаивался на веранде дома, оттирал белоснежным платком пот с лица, и стремительно исчез на кухне.

Какаши услышал, как сенсей чем-то зашебуршал. Наверное, опять доставал чашки. Вот зазвенела вода о дно чайника. Всё верно, Ирука решил напоить Морино чаем. Авось, что-нибудь расскажет новенького.

Хатаке не притронулся к чаю, который поставил перед ним Умино. Зато Ибики с наслаждением тянул ароматный горячий напиток.

- Утром было заседание Старейшин, и на нем приняли решение, - наконец сказал Морино.

Какаши напрягся.

- До тех пор, пока не будут найдены и допрошены пропавшие Ямаи Кёхей и Мине Коноха, ни у кого нет права объявить Мине Коноху отступником, предателем Конохагакуре, - продолжил Ибики. - Кроме кинжала в трупе Некоты нет никаких доказательств. Скажу ещё. Некота был у нас на подозрении. за ним следили. Поэтому что там произошло на острове никто не знает. Мало того мы нашли заказчика, который наплел о чудовищах.

Ирука ахнул.

- Заказчик мертв, - покосился на него Морино. - Но всё это между нами. Я не верю, что Мине Коноха виновата. Не верю. Вот так, парни. И об этом разговоре забудьте.

Какаши кивнул. Ирука сделал какое-то движение руками, то ли взмахнул, то ли ещё что, но книгу, которую прижимал к груди, уронил.

- Ой, Какаши-сан, это, кажется, письмо. И подчерк знакомый. Вам письмо от Конохи-тян, - воскликнул сенсей.

Хатаке схватил конверт раньше Морино. Тот хмыкнул и сделал вид, что его это дело не касается.

" Мой любимый, - читал Копирующий ниндзя, вглядываясь в ровные и четкие иероглифы, - я пишу эти строчки в надежде, что это послание никогда-никогда не пригодится тебе. Но если так случится, жизнь длинная, а мы с тобой, сам знаешь, войны Страны Огня, словом, если однажды я не вернусь с задания...ты не должен отчаиваться. Я обязательно вернусь к тебе, где бы не была. Чтобы ты всегда видел синее небо. Понимаешь? А если случится, что ты не вернешься, то я буду ждать тебя. Не сдамся. Прости, я буду ждать тебя."

Какаши протянул письмо Ибики. Тот быстренько пробежал листок глазами и вернул его Хатаке.

- Сохранишь, - буркнул себе под нос.

Возле ворот опять послышалась какая-то возня. Хатаке зашипел и пошел шугануть непрошеных гостей. Ирука, ладно, пусть остается. Помогает как-никак. Морино и без приглашения зайдет куда угодно, не постесняется, и выгнать его не решишься. Но на тех, кто сейчас скребется в ворота, он, Хатаке, душу отведет!

Какаши вышел и замер.

Возле ворот его родового дома была вкопана большая ветка бамбука. Никогда раньше такого не было. Даже при отце в переулке никогда не ставили "деревьев желаний". Такие вещи делались на больших и главных улицах.

На ветке уже были прикреплены танзаку с пожеланиями. Ого, около тридцати штук! И странно, сюда, в тупик потянулись люди, взрослые и дети. Они подходили, кто в одиночку, кто целыми семьями, молча кланялись застывшему хозяину дома и привязывали свои бумажки с уже написанными желаниями.

Они что, издевались?

Подошедший сзади Морино дружелюбно подтолкнул Копирующего ниндзя к ветке. У Какаши поплыло перед глазами.

Желание было одно.
" Возвращайся скорее, Мине Коноха! Мы ждем тебя, Коноха-сан. Хочу, чтобы Мине-сан скорее вернулась живой и здоровой! Вернись к нам... Возвращайся..."

Люди Конохагакуре верили, что их "поющий демон" рано или поздно вернется. Он, любивший её без памяти, готов был сдаться, готов был забыть всё, что с ней связано, а люди желали ей возвращения. Люди ждали Мине Коноху.

Ирука протянул Хатаке танзаку цвета неба и кисть.

Через минуту Какаши уже вешал свой листочек на ветку. Пусть и коряво, пусть неровно, но он написал своей где-то заблудившейся любви: "Возвращайся. Жду тебя. Жду."

@темы: шиноби, проза, муки творчества, моё, гет, аниме, Мине Коноха, Какаши

URL
   

Никогда не сдавайся!

главная