Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:06 

Ещё немного.

Юмик
Свобода - значит жизнь.
Название: Ты будешь моей.
Автор: Юмик.
Бета: нет.
Ориджинал.
Пейринг: черт его знает.
Жанр: опять романтика, POV.
Размер: макси.
Рейтинг: R, NC - 17.
Статус: закончен, но буду выкладывать по одной части в день.
Дисклеймер: всё моё за исключением картинок.
Саммари: ты - обыкновенная школьница маленького роста по прозвищу "Кнопка". Тебя преследует взрослый, очень взрослый и страшный мужчина. Похищает тебя явно не для медицинских опытов и экспериментов. Он не знает и не понимает слово " любовь". И ты будешь его? Да никогда в жизни! Или всё-таки "да"?
Размещение: не, не, плавали - знаем.
Критика: критика приветствуется без ругани и мата, сапогами не кидаться, кошек не натравливать.
От автора: кому-то захотелось увидеть такую пару и такие отношения.

1. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212020051.htm
2. Ник. - yamalab.diary.ru/p212024941.htm
3. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212034131.htm
4. Ник. - yamalab.diary.ru/p212158139.htm
5. Любочка. - yamalab.diary.ru/p212167067.htm
6. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212181745.htm
7. Ник. - yamalab.diary.ru/p212185562.htm
8. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212287586.htm
9. Любочка. - yamalab.diary.ru/p212362670.htm
10. Ник. - yamalab.diary.ru/p212413448.htm
11. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212422161.htm


12. Ник.

- Босс, - заглянул в кабинет один из моих личных охранников, - вам стоит это послушать.

Я оторвался от документов и отшвырнул в сторону бокал с виски. У Лиззи что-то случилось!

Сегодня нам так и не удалось увидеться. У меня было много работы, а сама она допоздна задержалась на языковых курсах. Каких-то пять минут назад мне доложили, что привезли её и проводили до самого подъезда. Значит, что-то случилось дома! Я ждал скандала со дня на день.

Сомневаться не приходилось: замешана старшая сестра. После отъезда Петра Кнопфа в экспедицию Любочка вместе с сынишкой перебралась к родителям, благо профессорская квартира это позволяла. Лиззи почти с ней не общалась, а мне сказала, что, скорее всего, на лето из неё сделают няньку для Пашечки. Значит, мы будем видеться еще реже.

Немного послушав разгорающийся скандал, я приказал:
- Машину!

Шел проливной дождь. Мокрый асфальт блестел под колесами. Водитель косился на меня в зеркало, но я не требовал гнать быстрее. Не хватало только аварии в то время, как my baby нуждалась во мне.

При повороте в сторону района, где жили Кнопфы, раздался звонок от Лиззи.

- Пожалуйста, Ник.., - голос у моей детки дрожал. - Забери меня отсюда.

- Где ты? Где? Я уже еду!

- В соседнем дворе. Знаешь, где беседка.

- Знаю. Еду.

Она сидела в беседке. Не пряталась от проливного дождя, а просто сидела у самого входа, где уже образовалась порядочная лужица воды, стекающей с проломанной крыши. Мокрая, дрожащая и с ножом в руке.

- Лиззи! Бог мой, что случилось? - я выскочил из машины на ходу, едва завизжали тормоза.

Лиззи посмотрела на меня пустым взглядом.

- Ты уже приехал? - тихо спросила она.

- Да, моя девочка. Что произошло? - я пытался разжать её пальцы и отобрать нож.

- Увези меня отсюда, - снова попросила она, еще крепче сжимая пальцы.

Я подхватил на руки мою малышку, прижал к себе.

Уже в машине после того, как я заставил её выпить немного коньяка, Лиззи затрясло, зашатало. Она с ужасом отбросила от себя нож и забилась в слезах.

- Тихо, тихо, моя девочка... Лиззи, успокойся! - обнял я её. - Сейчас мы приедем домой. Михаэль нальет горячего чаю. Нет, тебя надо согреть основательно. Мы наполним ванну, ты полежишь, успокоишься и всё мне расскажешь. Хорошо, моя детка?

Я покрывал залитое слезами личико поцелуями, прижал к себе мокрое, холодное тело. Одежду можно было выжимать! Черт, что же делать? Простынет, простудится. Я снял с себя пуловер, потом помог Лиззи выпутаться из её ковбойки, джинс, носков. Какие ледяные ножки! И хорошо, что моя девочка была такой маленькой, мой пуловер доходил ей почти до колен.

Михаэль с ужасом уставился на нас, когда я ввалился в дом, держа на руках полуголую Лиззи. Но объяснять и говорить ему что-то не пришлось. В мгновение ока дворецкий приготовил пенную ванну.

Лиззи уже пришла в себя. Она покраснела и умоляюще посмотрела на меня. Всё поняв, я указал на полотенца, халат и вышел из ванной, плотно прикрыв дверь. В спальне Элизабет уже хлопотал Михаэль, расстилая постель. На прикроватной тумбочке дымилась чашка горячего чая.

- Михаэль, все вещи и обувь Лиззи высушить, не стирая. Убрать до времени, - приказал я.

Дворецкий кивнул.

Мне и самому надо было переодеться. Чем я и занялся.

Когда я вернулся в спальню к Лиззи, она лежала, закутанная в одеяло до самого носика. От чая моя девочка отказалась.

- Теперь ты мне объяснишь, что же случилось, - попросил её я, усаживаясь на кровать.

Она кивнула.

- Они всё узнали о нас с тобой, - прошептала она.

- Что мы с тобой видимся и просто гуляем?

- Да. Любочка, она выследила нас.

Я потер колючий подбородок. Опять оброс к вечеру.

То, что Любочка не бросила своей слежки и увидела нас вдвоем с Лиззи, я знал. Знал даже, что она фотографировала. Ждал, что она со дня на день придет ко мне требовать денег или места в моей корпорации. Положение-то у старшей сестры Лиззи сейчас складывалось незавидное. На работе её вот-вот могли уволить. С мужем они разбежались, и теперь она выцарапывала из него, или скорее из своего свекра, алименты и долю наследства для сына. А тем до жути не хотелось расставаться с деньгами.

На фотографиях не было ничего такого, за что меня можно было бы припереть к стенке. На людях я никогда не прикасался к Элизабет, никогда не брал её под руку, не обнимал. Мы просто встречались, гуляли, разговаривали, иногда ели в небольших кафе, опять же никакого спиртного, чай, кофе, мороженое, выпечка. Всё было невинно.

Дорогих подарков я Лиззи не делал. Очень хотелось, но знал, что она их вернула бы, могла и в лицо кинуть. С Лиззи станется. Единственное, что я ей купил - это бумага и карандаши для профессионального рисования, несколько учебников и пособий, да и те хранились у меня дома. Подарок, который я еще ей не вручил.

- И что же? - спросил я.

- Она показала маме наши фото, - объяснила Лиззи. - Мама назвала меня проституткой.

- Кричала?

- Да. Сильно.

- Они тебя били?

- Не успели, - засопела Лиззи. - Кажется, я схватила нож и замахнулась на них. Сказала, что они больше никогда не дотронуться до меня. Никогда.

Мда. У волчар, наверное, случился ступор, когда кроткая овечка по имени Лиззи пригрозила им ножом. Для резки хлеба.

- Ник, - Лиззи дотронулась до моей руки, - они сказали, что напишут на тебя заявление. Что ты изнасиловал меня.

Я усмехнулся. Надо же! Схема всё та же.

- Не нужно бояться, Лиззи, - поцеловал я маленькие пальчики. - Даже если твои родные напишут такое заявление, доказать что-либо будет очень трудно.

Я пощекотал язычком середину ладошки Элизабет.

- Во-первых, ты - девственница, и это скажет любой врач, - продолжил я. - Во-вторых, тебе шестнадцать лет, и ты сама решаешь, где и с кем жить. В-третьих, я достаточно богат. Понимаешь, богат? С деньгами можно всё.

Эту истину я усвоил еще малолеткой. Деньги, их количество решало не только вопросы свободы, комфорта, но и жизни, и смерти. Я зарабатывал деньги, как мог, как умел. Наемный убийца? Не просто наемный, а достаточно изобретательный профи, чтобы ни разу за всю мою карьеру киллера не попасться копам. Ни разу. Человека можно было убить не только выстрелом в голову. Можно придумать сотни вариантов сделать смерть естественной и правдоподобной. Надо только всё просчитать.

Лишь однажды я устроил кровавую бойню. Но это был не заказ. Просто меня решили кинуть. Посчитали, если я несовершеннолетний, то мне можно было не заплатить полностью, а вместо денег так вообще толкнуть наркотик, "дурь". И тринадцатилетний пацан устроил в ночном клубе "Парви" скотобойню. Перестрелял всех заказчиков, а пакетики с героином запихнул жадюгам в рот. Я знал, что их хозяева могут меня разыскать и прибить, но не желал быть обманутым.

Хозяин был один. Риц. Он знал Михаэля и, порасспросив, велел тому привести старину Ника. Мне полностью заплатили и дали несколько советов по поводу денег. Лет до восемнадцати я следовал им, а потом после смерти Рица жил уже своей головой.

После двадцати лет сумел поступить в колледж, а ведь не ходил в школу ни одного дня. К тому времени я уже перестал быть наемным убийцей, немного выбрался из грязи, считался преуспевающим молодым человеком, открывшим своё дело. Процветающее дело.

- Засыпай, моя Лиззи, завтра или послезавтра мы обо всем поговорим и всё обсудим.

Когда Элизабет заснет, надо будет забрать у неё сотовый. Ничего, позлится на меня, зато мой план не сорвется из-за одного неосторожного звонка.

Михаэль ждал меня внизу, в гостиной. В руках пакет с всё еще мокрой одеждой Лиззи.

- Звонили насчет трупа, - доложил он.

Я кивнул. Вот и всё. На днях Лиззи станет полностью моей.

Я нисколько не удивился, когда следующим утром референт доложил о приходе Крутовой Любови Петровны и её требовании поговорить с господином Смоллом.

Любочка ворвалась в мой кабине. Разъяренная.

- Где моя сестра? - с порога закричала она.

- Ваша сестра? - спросил я. - А я знаю вашу сестру, Любовь Петровна?

- Не лгите! - взвизгнула блондинка. - Я всё знаю! Вы с ней встречайтесь! Вот!

Она швырнула на стол фотографии.

Я медленно перебрал их. Как и предполагал, ни на одном снимке не было ничего компрометирующего.

- Так эта милая девчушка ваша сестра? - я щелкнул зажигалкой, прикуривая новую сигарету. - Она очень симпатичная и умная девочка. Что же криминального в том, если я пару раз подвез вашу сестру или пригласил в кафе?

- Куда вы утащили её, извращенец?

- Осторожнее с обвинениями, Любовь Петровна. С чего вы взяли, что ваша сестра находится у меня?

- Она вчера убежала из дома и не вернулась!

- И вы решили, что она убежала ко мне? Ко взрослому, даже пожилому для неё мужчине? Фу! Как же вы плохо думаете о своей сестре, Любовь Петровна. Это очень плохо.

Любочка вся покрылась алыми пятнами. Она нервничала. Доказать, что Лиззи находилась у меня, она никак не могла. Да и точно этого не знала. Это были только её предположения.

- Вы звонили её одноклассникам? - поинтересовался я. - Ходили в гимназию? Может, ваша сестра спокойно сидит за партой?

- У неё на днях начались каникулы.

- Хорошо, что хотя бы это вы знаете, - уколол я блондинку. - А что говорят друзья вашей сестры, подруги?

- Их у неё нет, - выпалила Любочка, яростно сверкнув глазами.

- Да неужели? Вы это точно знаете? - прищурил я глаза и выпустил колечко дыма прямо в лицо разъяренной бабёнки.

- Я точно знаю, что Лиза у вас!!!!

- Докажите это. Попробуйте обратиться в полицию, взять ордер на обыск.

Любочка не успела открыть рот, как у неё зазвонил телефон.

- Да? Мама? Что-то с Пашечкой? - Любочка в одно мгновение из пунцовой стала совершенно белой, даже синюшной.

Я ткнул кнопку селектора и попросил принести холодной воды. Стакан. Но можно и ведро.

Любочка схватила предложенный стакан и махом опорожнила его.

- Простите, - встала она со стула. - Извините, что наговорила вам столько, и... Я сама не своя. Сестра пропала. Я думала, что... вы замешаны в этом.

- Это очень грязные мысли, Любовь Петровна. Плохие мысли. Вот возьмите, - протянул я ей визитку. - Это хороший врач. Обратитесь к нему. Судя по всему вам понадобится помощь квалифицированного психолога.

Любочка машинально взяла карточку, повертела её в руках, затем сунула в сумочку.

- Ваша сестра обязательно найдется, - утешил я Любочку.

- Да. Уже нашлась, - тихо ответила блондинка. - Извините еще раз. Я пойду.

- Конечно. Я очень рад, что у вас всё хорошо.

Любочка дико взглянула на меня и выбежал быстрее из кабинета, хлопнув на прощание дверью.

Я засмеялся.



@темы: ориджы, муки творчества, мои фики, моё, гет, Ник, Лиза

URL
Комментарии
2017-04-06 в 07:49 

Глядящий на закат
Выложи часть произведения и посмотрим

2017-04-06 в 17:41 

Юмик
Свобода - значит жизнь.
Глядящий на закат, :hmm: так вроде выкладываю. А на что смотреть будем?)

URL
   

Никогда не сдавайся!

главная