Юмик
Свобода - значит жизнь.
Название: Ты будешь моей.
Автор: Юмик.
Бета: нет.
Ориджинал.
Пейринг: черт его знает.
Жанр: опять романтика, POV.
Размер: макси.
Рейтинг: R, NC - 17.
Статус: закончен, но буду выкладывать по одной части в день.
Дисклеймер: всё моё за исключением картинок.
Саммари: ты - обыкновенная школьница маленького роста по прозвищу "Кнопка". Тебя преследует взрослый, очень взрослый и страшный мужчина. Похищает тебя явно не для медицинских опытов и экспериментов. Он не знает и не понимает слово " любовь". И ты будешь его? Да никогда в жизни! Или всё-таки "да"?
Размещение: не, не, плавали - знаем.
Критика: критика приветствуется без ругани и мата, сапогами не кидаться, кошек не натравливать.
От автора: кому-то захотелось увидеть такую пару и такие отношения.

1. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212020051.htm
2. Ник. - yamalab.diary.ru/p212024941.htm
3. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212034131.htm
4. Ник. - yamalab.diary.ru/p212158139.htm
5. Любочка. - yamalab.diary.ru/p212167067.htm
6. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212181745.htm
7. Ник. - yamalab.diary.ru/p212185562.htm
8. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212287586.htm
9. Любочка. - yamalab.diary.ru/p212362670.htm
10. Ник. - yamalab.diary.ru/p212413448.htm
11. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212422161.htm
12. Ник. - yamalab.diary.ru/p212445149.htm
13. Лиза. - yamalab.diary.ru/p212454414.htm
14. Ник. - yamalab.diary.ru/p212475330.htm

15. Лиза.

Идея Ника брать меня на всякие парадные обеды, фуршеты, приемы и вечеринки показалась мне глупой. О чем я ему громко и ясно заявила. Что мне там было делать? Я же не была героиней "Дневников принцессы". Плохо схожусь с людьми, стесняюсь, не умею болтать и слушать всякий легкий вздор, больше люблю быть одна, чем в толпе малознакомых людей. Но Ник был из тех, кто не отступал от своих планов, ни на шаг. Уж если что попадало в его длинноволосую башку, то застревало там надолго. Может поэтому он добился потрясающего успеха в бизнесе?

Но я всё равно сопротивлялась и шипела на Ника. К тому же моя первая и единственная попытка одеться по своему вкусу провалилась. С треском. Смолл неодобрительно осмотрел мой наряд и заявил, что надо срочно одеть другое.

- А я хочу это! - строптиво сказала я. - Мне нравится! Тем более ты сам его мне купил!

Платье было действительно очень красивым, нежно-персиковым.

- Спасибо, что оценила мой выбор, - усмехнулся Ник. - Но на первый выход надо что-то другое.

Он долго копался шкафу, прикладывал к моим плечам то один наряд, то другой. Наконец остановил свой выбор на васильковом, с белым гофрированным воротничком.

- Я буду выглядеть в нем, как монашка, - фыркнула я.

- Ты будешь выглядеть в нем потрясающе, - успокоил меня Ник. - Не капризничай и быстренько переоденься.

Краем глаза я заметила в дверях любопытного Михаэля, который изо всех сил кивал головой, мол, соглашайся и не спорь.

- Ник всегда такой упертый? - поинтересовалась я шепотом у Михаэля, когда, переодевшись, спустилась вниз.

Ник кому-то отвечал по телефону. В такие моменты его было лучше не тревожить, иначе он моментально вскипал не хуже чайника на плите. Только не свистел, а бешено ревел.

- Всегда, - тихо ответил мне дворецкий. - Но согласись, Элизабет, что у босса есть вкус. Платье тебе очень идет. И ты бы сама выбрала это платье, если бы немного подумала.

С трудом, но я согласилась. Ник почему-то умудрялся выбирать именно те наряды, которые мне самой нравились. И васильковое платье было ничуть не хуже персикового, пусть и довольно скромным на вид. К тому же к платью прилагалась хорошенькая кокетливая шляпка.

Вот так меня время от времени паковали в сногсшибательные наряды всех фасонов, цветов и оттенков и вели на очередную встречу с высшим обществом Монреаля. Взрослый контингент на таких мероприятиях, познакомившись с подопечной мистера Смолла, тут же забывал о ней, то есть обо мне, а мои ровесники изображали из себя этаких снобов, крутых и деловых джентльменов или разочарованных в жизни гламурных красоток, готовых посмеяться над наивной провинциалкой, какой меня все считали.

- Зачем ты водишь меня по этим приемам? - возмутилась я однажды. - Мне там скучно, плохо и совсем не интересно. Никому нет до меня дела. Оставь меня в покое и езди один на все эти обеды и приемы.

- Не могу. Если я не буду выводить в свет свою подопечную, решат, что нам с тобой есть что скрывать, - ответил Ник.

- Например?

- Что ты моя любовница.

Черт! Я покраснела. Иногда Смолл был так прямолинеен, резал правду-матку прямо в глаза.

Ник полюбовался моим румянцем и глубокомысленно добавил:
- Пока, конечно, это не так. Ты не моя любовница. Но пусть окружающие привыкают видеть нас вместе, моя Лиззи. Им легче будет принять наши отношения, когда ты будешь моей.

- А я пока не твоя? - удивилась я.

Действительно, что ему еще было надо? Живу с ним в одном доме, полностью завишу от него, а он заявляет, что я пока не его. Или он имел в виду что-то другое?

- Не полностью, my baby. Ты еще не полностью моя, - сообщил Ник, прикрывшись газетой. - И не сжимай своими хорошенькими пальчиками ложку, собираясь запустить ею в меня.

Я разжала пальцы. Как он увидел, что хочу в него покидать всё, что попадется в руки? "Элементарно, Ватсон!" - буркнула я себе под нос.

Ник вынырнул из-за газеты и, взглянув на меня, усмехнулся.

- Ладно, давай сделаем небольшой перерыв. Съездим еще на один фуршет, и ты целую неделю проведешь дома, наслаждаясь учебой и рисованием, - предложил он.

- Честное слово?

- Обещаю. Но только неделю.

- Спасибо, - улыбнулась я.

Наверное, Ник поедет куда-нибудь по делам, поэтому он и разрешил мне остаться дома. Не могу же я ездить в высший свет без него?

На этом-то фуршете я и познакомилась с Вивьен Сент-Ив. Она оказалась веселой и очень общительной болтушкой. И совсем не была гламурной снобкой. Вивьен тут же сообщила, что терпеть не могла все эти великосветские мероприятия, но не хотела огорчать родителей.

- Они у меня такие милые, - щебетала она, разделываясь с десятком крохотных разноцветных бутербродиков. - Тем более па и ма всегда стараются понять меня, а это уже достижение. Поэтому и иду им на кое-какие уступки. А твои родители?

Мои родители. Что они сейчас делают? Мне стало тоскливо.

- С моим опекуном не поспоришь. Надо - значит надо, - сказал я.

- Опекун? А кто он? - поинтересовалась Вивьен.

- Вон он. Видишь? Высокий, с черными волосами, - указала я на Ника. - Месье Николас Смолл.

- Что? - моя новая знакомая чуть не выронила тарелку. - Твой опекун - Смолл? Ты шутишь!

- Нисколько не шучу. Это правда.

- Вот это новость! - Вивьен прекратила поглощать вкусности и теперь разглядывала Ника. - Понимаешь, Николас Смолл здесь настоящая недосягаемая звезда. Буквально все женщины хотят его. Мечтают выйти замуж за него. Кроме моей мамы, конечно, и меня. Кое-кто из моих однокурсниц собирает вырезки из газет и журналов с месье Смоллом, хотя он не музыкант и не артист. Целые альбомы собирают, представляешь?

- Тоже мечтают выйти за него замуж? - скептически полюбопытствовала я. - Он же не красивый.

- Вот и я о том же, - закивала Вивьен. - И старый.

Я украдкой посмотрела на Ника. Как я раньше не замечала, что рядом с ним постоянно крутились дамочки. Ник был не красивый, но притягательный. Дикий зверь. А кому не хотелось бы повязать на шее у страшного зверюги шелковую ленточку и водить его за собой, демонстрируя свою власть?

Очередная фифочка призывно показала Смоллу отличную работу своего стоматолога. Мне только ревности не хватало! Я не ревновала! Нисколько и никогда!

Вивьен быстро познакомила меня со своими друзьями, и домашние посиделки пришлось отложить. Компания то собиралась в парке кататься на роликах, то бродила по всему городу, то устраивала культпоход в кино.

Кто-то из моих новых знакомых учился вместе с Вивьен в колледже Las Аrt.

- Они у нас богема, - с улыбкой объяснил мне Шарль. - Все собираются осчастливить мир своими шедеврами, мадемуазель Фаруш. Художники, скульпторы и т.д.

- Не слушай этого пустомелю, - вмешалась Вивьен. - Не всем так повезло, как тебе, Шарль. Будешь продолжать семейное дело после Высшей технической школы.

- Но я тоже не прочь порисовать, - улыбнулся Шарль.

Этот парень постоянно шутил и улыбался. Смуглый, с глазами цвета ежевики, верткий, ловкий, он всегда оказывался рядом, когда я училась кататься на роликах и без конца оказывалась попкой на асфальте. Протягивал руку, смешил и честно признавался, что сам падал когда-то гораздо больше, чем я. С ним было очень легко. Совсем как с Данькой или Крюковым. А Вив немного напоминала мне Филимонову Наташу.

Невольно сравнивала парней из компании со Смоллом. Почему-то Ник с каждым разом становился для меня всё притягательнее. И дело было не во взрослости Ника или в его деньгах, или в непробиваемой настороженности дикого зверя. Ник и тут был единственным человеком, кто обращался со мной без снисходительного превосходства старшего и более сильного существа. Без мужского снобизма.

Ник спокойно относился к тому, что я пропадала с новыми знакомыми. Сам он очень хорошо знал и Вивьен, и её родителей. Не удивилась бы, если бы Ник не собрал доскональное досье на каждого, кто хоть раз подходил и разговаривал со мной.

Я уже достаточно хорошо знала и понимала его. Видела, как настораживался Ник, когда кто-то из мальчишек прикасался ко мне, пытаясь привлечь внимание в разговорах. Однажды Ник стал свидетелем, как Шарль, дурачась, поцеловал меня на прощание в щечку. По тому, как Ник сжимал сигарету в зубах, я поняла, что сейчас мне попадет. Хотя за что? Ну, чмокнули. Что здесь такого? В Монреале и вообще в компании Вив это было принято.

До Яблоневого шато мы доехали в молчании.

- Моя Лиззи, у меня, конечно, безграничное терпение, но я не железный, - процедил Ник сквозь зубы, едва мы вошли в дом. - И я очень ревнив.

- Извини. В следующий раз буду отражать дружеские жесты пощечинами, - буркнула я. - Это был дружеский поцелуй, только и всего.

- Это был поцелуй от парня!

- Тогда запри меня в комнате и никуда не пускай! Ты уже однажды так сделал!

- Лиззи! - рев Ника оглушил меня.

Он больно схватил меня за плечо и развернул к себе. Злой. С яростью в глазах. Втащил, не смотря моё отчаянное сопротивление, в гостиную, швырнул на широкий диван. Сам навис надо мной.

Сейчас меня убьют!

- Ты, маленькая кошка, - прошипел Ник, тяжело дыша.

- Почему ты не возьмешь меня? Здесь и сейчас? - с вызовом закричала я, глядя прямо в янтарные глаза моего личного "маньяка". - Ты же хочешь меня! Я же вижу! Тогда чего ты ждешь?! Чего?! Я же в твоей власти! Ты всё сделал для этого! Всё!

Бац! Ник ударил кулаком по спинке дивана рядом с моим лицом.

- Изнасиловать тебя? Ты этого хочешь? Этого? А я не хочу. Не хочу насилия над тобой, пойми это, my baby. Я очень хочу тебя, но не таким образом, не так. Только, когда ты сама захочешь меня. Только тогда.

Ник успокаивался. Сел рядом, обнял, прижимая к себе, поцеловал в макушку.

Господи! Да что же это такое? Я совсем запуталась. Как к нему относится? Как?

Я же знала, что поздно вечером Ник обязательно заходил ко мне в спальню, нежно касался моих взъерошенных кудрей, ласково целовал в уголок губ. Я даже сквозь сон чувствовала его прикосновения, его запах: смесь терпкого мужского аромата и дорого табака, лимонный шлейф парфюма. Я привыкла к запаху его сигарет, что он без конца дымил, как паровоз, что любил сидеть на полу, а не на диване, когда смотрел ТВ, что обожал читать газеты, обняв меня одной рукой и прижав к себе покрепче. И я не сопротивлялась этому, потому что мне тоже всё это нравилось.

Да, нравилось. Нравилось, как Ник обнимал меня за плечи на ходу, как проводил пальцами по рукам, как целовал ладошки. Нравилось, как он перебирал пряди моих волос и ругался, что я не причесываюсь, а деру свои кудряшки. Нравилось, когда приносил цветы. Не из магазина, не в горшках, а те, что росли в саду шато, среди яблонь. Ник собирал их под дождем, приносил в дом и стряхивал, вручая мне. Я смеялась, пытаясь укрыться от пронзительно-холодных капель. Мы оба не знали, как назывались скромные беленькие звездочки цветов, да мне это было не важно. И ему тоже.

Вот сейчас я поняла, что люблю этого дикого сумасшедшего мужчину. Намного старше меня.

И я заплакала.

@темы: проза, ориджы, муки творчества, мои фики, моё, гет, Ник, Лиза