Юмик
Свобода - значит жизнь.
Название: Трепанация черепа Дьявола.
Серия: Чертова малявка.
Фэндом: Айшилд 21 / Eyeshield 21
Автор: Юмик
Бета:нет
Пейринг: Хирума Ёичи/ОЖП
Рейтинг: R, в будущем - NC - 17.
Жанр: романтика, драма.
Предупреждение: ОЖП.
Статус: закончен, но выкладываю как настроение придет.
Дисклеймер: разговор со старым приятелем может или полностью снести крышу, или вправить мозги на место.
Размещение: не, не, плавали, знаем.
Критика: приветствуется без ругани и мата.
От автора: написано для Любимого человека, открывшего для меня потрясающий мир американского футбола.

1 - yamalab.diary.ru/p212019849.htm
2 - yamalab.diary.ru/p212024898.htm
3 - yamalab.diary.ru/p212034080.htm
4 - yamalab.diary.ru/p212158005.htm
5 - yamalab.diary.ru/p212166938.htm
6 - yamalab.diary.ru/p212181619.htm
7 - yamalab.diary.ru/p212185404.htm
8 - yamalab.diary.ru/p212287331.htm
9 - yamalab.diary.ru/p212362459.htm
10 - yamalab.diary.ru/p212413313.htm
11 - yamalab.diary.ru/p212421991.htm
12 - yamalab.diary.ru/p212444867.htm
13 - yamalab.diary.ru/p212454333.htm
14 - yamalab.diary.ru/p212475248.htm
15 - yamalab.diary.ru/p212475404.htm
16 - yamalab.diary.ru/p212475635.htm
17 - yamalab.diary.ru/p212485332.htm


Уже по тому, как хлопнула входная дверь, и шваркнула об пол тяжеленная спортивная сумка, Мусаши понял, что Хирума был в ярости. По виду самого Адского капитана этого никто не сказал бы. Он был такой же, как и всегда: ехидная улыбочка до ушей, злобный блеск в кошачьих глазах, вздыбленные патлы.

Мусаши вздохнул. Хирума так отчаянно боялся показать слабые стороны, что ко всем поворачивался только своей демонической сущностью, выработанной годами. Только очень близкие люди могли догадаться, когда он бывал счастлив, когда - грустен, когда - в отчаянии. У Мусаши лучше других получалось понимать Адского капитана. Сейчас у Такекуры было две догадки, почему Хирума бесился. И обе они касались девчонок. Разных, непохожих, милых девчонок.

В классе, кроме Такекуры и Хирумы, никого не было. На большой обеденной перемене все предпочитали наслаждаться апрельским солнышком, поэтому обедали на улице, а не в классе или школьном кафетерии.

" Надо подергать Дьявола за усы, - решил Мусаши. - Выяснить, какие намерения у него насчет Анезаки Мамори. Лезет девка прямо в пекло и каждый раз огребает по самое... хм... по полной. Ей бы на кого другого переключиться".

- Что? Она опять прошла мимо и даже не взглянула на тебя? - поинтересовался Мусаши, наблюдая в окно за возней первокурсников на спортивной площадке.

- Это ты о ком, старикан? - ощерился Хирума.

Он делал вид, что был занят разборкой "Глока". Удобная вещь. Не такая тяжелая бандура, как его обожаемый автомат, носить удобно. Но из автомата и базуки стрельба была намного эффектнее.

- Как о ком? О Фукуи Рини, - ответил Мусаши, по-прежнему не поворачиваясь к Хируме.

- А она тут, с какого боку? - довольно искренне удивился Хирума. - Где она и где я? Дьявол не связывается со всякой мелочью.

- Это не мешало когда-то Дьяволу целоваться с Зайчиком, - усмехнулся Мусаши, наконец-то повернувшись от окна в сторону Адского капитана.

Полуразобранный "Глок" стукнулся о стол. Хирума тяжело и прерывисто задышал.

- Свечку нам держал? - прищурился он, чувствуя дрожь в пальцах.

Волна ярости накатывала снизу, от ног. Вот уже кипящая кровь пузырилась где-то у самого горла. Сейчас он нырнет в огненно-красную волну гнева, и старикану мало не покажется. Убьёт! Он его убьёт, чтобы не болтал поганым языком!

- Фонарик, - мягко улыбнулся Мусаши. - Ладно, не злись, Хирума. Может, о вас в школе никто, кроме меня, и не был в курсе.

Злость Хирумы тут же сдулась, как лопнувший пузырь из любимой мятной резинки. Он снова занялся пистолетом.

- Странно, что вы никому не попались, - сказал Мусаши. - Анезаки, например.

Хирума фыркнул. Да уж. При той бурной деятельности, что развела Мамори вокруг него в последние месяцы, сразу после Нового Года или чуть раньше, действительно было странно, что чертов менеджер не застукала их с Рини в клубе. Или в других местах.

- А ты давно был в курсе? - лениво спросил Хирума Такекуру.

- Сразу после матча с Оджо на осеннем турнире, - ответил Ген. - Вернулся в клуб за сумкой и застал вас. Ты никак не мог отлипнуть от Фукуи. Всё её нацеловывал. Первый раз тебя таким видел.

Хирума дернул ногой. Черт! Мусаши знал о них с Рини, считай, с самого начала! И молчал всё это время.

- Это уже не важно, - голос Дьявола должен был прозвучать спокойно, даже холодно. - Больше этого нет, и не будет. Никогда. Точка.

Мусаши устроился рядом, за соседним столом, и с интересом наблюдал, как длинные сильные пальцы квотербека скользили по вороненому стволу пистолета, любовно касались разобранных деталей.

- Значит, разбежались? - невинно спросил Такекура.

- Я её бросил, эту чертову малявку. Я бросил, - оскалился Хирума.

- И правильно сделал, - сказал Мусаши. - Я всё удивлялся, что ты в ней нашел. Ни кожи, ни рожи. Твоя девушка должна быть или демоном, под стать тебе, или настоящим ангелом. А тут не поймешь, то ли парень, то ли девчонка.

Хирума на мгновение замер и чуть нахмурился.

Его руки до сих пор помнили шелковистость кожи Фукуи, мягкость и упругость её тела. Парень? Разве у парня могла быть такая гибкая талия? И две милые ямочки пониже поясницы? Он любил целовать их, одновременно поглаживая попку Рини. А грудь Зайки? Конечно, при желании можно было найти и больше, но Адскому капитану нравились именно эти "яблочки", помещавшиеся полностью в его ладонях, такие тугие, такие нежные, с торчащими сосочками-бутончиками...

Хирума сглотнул слюну.

- Дело не в том, парень или девчонка, - буркнул он. - Мои личные отношения не для чужих глаз или ушей.

- Особенно, если считаешь эти отношения несерьезными, ничего не значащими для себя, - поддакнул Мусаши. - Или собираешься их быстренько оборвать. Хотя не думал, что ты так долго с ней продержишься. Целых четыре месяца! Ты ни с кем так долго не был! Не хуже Агона прыгал от одной дамочки к другой.

- Не сравнивай меня с этой дредастой заразой! - заорал Хирума. - Я был с Фукуи не только ради секса!

- Да что в ней такого, что ты был с ней так долго? - якобы удивленно поинтересовался Мусаши, сознавая, что в любую секунду может лечь холодным трупом в классной комнате.

Черт! Почему из Хирумы всё надо было вытягивать клещами, да ещё рискуя собственной жизнью?

- Если сравнивать Фукуи и Анезаки, то Мамори выиграла бы, - сказал Такекура. - Зайцу еще расти и расти да нашего школьного ангелочка со шваброй.

Хирума издал рычание и стукнул по столу.

- Не произноси этого имени! - выкрикнул он.

- Какого именно: Анезаки или Фукуи? - спокойно спросил Мусаши.

- Анезаки! Убил бы эту идиотку!

Всё было ясно. Если Фукуи могла только позлить Дьявола Дэймона, то до бешенства и ярости его доводила Мамори. И чем? Тем, что старалась быть милой, заботливой, приветливой и... Мусаши почесал затылок. Слепому было видно, что Мамори нравился Хирума, и обхаживала она его с помощью вечных женских штучек. Но если на обычного парня это обязательно подействовало бы, то с Адским капитаном такие фокусы не прокатывали.

- Фукуи не такая дура, как Анезаки, - сказал Хирума. - Старик, она играет в покер, не хуже тебя.

Мусаши улыбнулся. Это был уже комплимент, потому что на чемпионате в Америке ему удавалось обыгрывать Хируму, когда они отдыхали в гостинице.

- И где ты ещё встретишь девчонку, которая не только разбиралась бы в американском футболе, но и любила бы его? - продолжал Хирума. - А оружие? Знаешь, как она стреляет? Богиня войны. И хакер из неё неплохой.

- И всё?

- Этого мало?

- Так почему ты её бросил? - спросил Мусаши, став серьезным.

- Перестал ей доверять, - прошипел Хирума.

- Почему? - не отставал Мусаши.

Хирума откашлялся. В конце концов, хотелось с кем-то поделиться. И он, не торопясь, поведал старому приятелю историю объяснения Анезаки и поцелуя в сквере.

- То есть сначала Фукуи застукала тебя с Анезаки в клубе, Мамори и ты держались за руки...

- Она держала, а не я! - взвился Хирума.

- Со стороны выглядело так, что вы держались за руки, - уточнил Мусаши. - Потом уже ты застукал Фукуи в сквере, целующуюся с Ямато.

- Да.

- А ты не подумал, что это не она целовала, а её поцеловали? - продолжал сыск Такекура-детектив.

- Да они оба так и сказали! Ямато сам признался, что поцеловал Фукуи без её разрешения!

- А ты не поверил?

- А ты как думаешь?! Я был зол. Страшно зол!

Хируму до сих пор трясло при воспоминании, как Ямато держал в своих ладонях лицо Рини, как нежно прикасался к её розовым губкам. Тогда он готов был убить их обоих, поэтому и ушел так быстро. Подальше от соблазна.

- Фукуи пыталась поговорить с тобой? - вел допрос Мусаши. - Пыталась объясниться?

- На следующий день, - буркнул Хирума.

- Ясно. Ты её проигнорировал, - сделал заключение Мусаши и потер переносицу. - У этой девчонки безграничное терпение. И это не ты её бросил. Она сама от тебя ушла.

Адский капитан с недоумением поглядел на приятеля.

- Удивительно, - размышлял вслух Мусаши. - Фукуи выдержала рядом с тобой целых четыре месяца. Это как надо тебя любить, чтобы за всё это время ни разу никому не сказать, не показать, что она - твоя девушка, только потому, что понимала: тебе было важно и нужно скрывать личные отношения. Оберегать тебя, быть твоим глубоким тылом, как на войне, поддерживать тебя во всем. Не капризничать, не топать ножкой. Принимать тебя, олуха, таким, какой ты есть. Не просить и не требовать у тебя ничего. Понимаешь ты, Дьявол, НИЧЕГО! Даже, когда ты запретил ей играть в амефуто, она промолчала!

- Это же было опасно! Американский футбол жесток! - крикнул Хирума. - Для девчонки особенно. Я переживал за неё.

- А она? - обозлился Мусаши. - Она не переживала за тебя? Ты помнишь тот матч с "Хакушу", когда тебе сломали руку? Я видел её глаза, когда тебя несли на носилках! Она плакала в тот день? Скажи, она хоть раз заплакала в тот день?

- Нет, - побледнел Хирума.

- За весь день ни одной слезинки? - изумился Мусаши. - Вот это девушка! Какая силища! Настоящая Оцу!

Такекура немного помолчал.

- Ты лишил её радости играть в американский футбол, и она все рано осталась с тобой. Ушла от тебя только, когда решила не мешать тебе, твоим новым отношениям, - наконец сказал он.

- Каким новым отношениям? - удивился Хирума.

- С Анезаки Мамори. Как только Фукуи пришла в школу, она постоянно слышала со всех сторон, что у тебя что-то там есть с Мамори, что ругаетесь вы только для вида. Четыре месяца быть твоей девушкой и слышать, что твоей парой является Анезаки... А потом увидеть вас, держащимися за руки... Да я бы не только Ямато поцеловал сам! Я на месте Фукуи давно от тебя сбежал бы и завел бы себе нормального парня. Думаешь, такая девчонка останется без внимания мужского пола?

- Черт! За ней четверо ходят хвостами.

- Оу! Четверо! Знаешь, кто такие?

- Знаю. Ямато Такеру, Хонзе Така, Акаба Хаято и Какей Шун.

- Ничего себе! - присвистнул Мусаши. - Лучшие из лучших. Но чего-то иного я и не ожидал. Только настоящий мужчина разглядит драгоценный камень среди гальки, каким бы маленьким он не был.

- Кончай цитировать свои самурайские романы!

- Ладно. А ты жди теперь, когда Фукуи признаются в чувствах.

- Уже признались, - усмехнулся Хирума.

- Оперативно, - засмеялся Мусаши. - Все четверо?

- Все.

- Результаты знаешь? С кем Фукуи теперь?

- Ни с кем, - насмешливо ухмыльнулся Хирума. - Она отказала всем четверым.

Адский капитан заново собрал "Глок" и прицелился в классную доску.

Мусаши почесал подбородок:
- У меня подозрение, что Фукуи до сих пор к тебе не ровно дышит.

- Думаешь, я так не подумал? - закусил губу Хирума.

Адский капитан уронил голову на руки и глухо спросил:
- Что мне делать? Я не хочу её потерять.

Мусаши положил руку на плечо друга и ободряюще сжал его.

- Пошепчись с ней, - предложил он. - Выясни всё.

- Как? - вскинулся Хирума. - Думаешь, чем я занимаюсь последние дни? Я ловлю Фукуи, пытаясь поговорить с ней. А она... Ты же знаешь, какая она ловкая и быстрая. Как вода проскальзывает сквозь пальцы. Только собираюсь остановить Зайку и тут же вижу её "хвостики", или краешек юбки, или рукав пиджака. Смывается за углом или в толпе. Не уследишь, как убежала.

- Ну, ты даешь! - засмеялся Мусаши. - Лови её там, где она не смогла бы убежать от тебя.

И тут прозвенел звонок на урок. Большая обеденная перемена закончилась. В класс толпой ринулись третьекурсники, жаждущие знаний.

Хирума нахмурился, наблюдая, как справа от него на свое место усаживалась улыбающаяся Мамори. Вот дали боги соседку! Хорошо, что слева от его места было окно и можно было смотреть туда, а не на Анезаки. Достала уже!

Хирума сказал правду Такекуре. Первую неделю он злился на Фукуи до безумия. Старался держаться от неё подальше, чтобы не сорваться и не разнести школу до основания. Не убить эту чертову малявку. Хотя вряд ли у него поднялась бы рука. Но он боялся себя. Своего гнева, своей ярости. Безумной ревности.
Потом была неделя каникул. Надо было улаживать дела, помотаться по стране и немножко за границей. Ведь кроме американского футбола у Дьявола Дэймона были и другие важные дела.

Он думал забыть о Рини. Надеялся, что привычные заботы помогли бы выкинуть из головы образ милой девушки, которая так хорошо понимала его. Пока не спал, казалось, что так и было. Он контролировал себя, не вспоминал о Фукуи. Но стоило заснуть, как появлялась она, Его Девушка. Он слышал её смех, голос, чувствовал её нежные прикосновения, прерывистое дыхание, стоны.

Потом просыпался в мокрой постели, с торчащим колом членом. Сколько бы раз он не кончал во время сна, утром была одна и та же мужская проблема - стояк.

Как он удивился и обрадовался тогда, увидев Фукуи Рини в кафе. Она так изменилась за несколько дней. Фукуи была в алом платье с небольшим декольте. В отросших кудряшках красовалась атласная лента в цвет платья. И движения девушки были не порывистыми, мальчишескими, а мягкими, женственными. Хирума понял, что соскучился.

Конечно, она была не одна. Рядом с ней был Какей Шун, и как он смотрел на Рини. Любяще.

Рини. До той ночи в феврале, Хирума не предполагал, что она была девственницей. Настолько раскованно она вела себя с ним. Позволяла многое. Да и потом любое желание Адского капитана выполнялось. Но это он учил её всему! Подсказывал.

Руки Дьявола сжались.

Неужели кто-то ещё испытает прикосновения нежных розовых губ, скольжение шаловливых пальчиков, покусывание острых зубок, оставляющих печати на коже? Кто-то насладится глубиной и жаром раскрывшегося лона? Будет ловить томные вздохи и стоны? Фукуи кому-то приготовит бэнто? Кому-то улыбнется?

Если она сама так решит.

А Хирума должен узнать её решение. Сейчас.

Все это время он вел себя, как трус. Да, трус. Боялся, что кто-то узнал бы о Фукуи Рини, об их отношениях. Боялся, что ему будет больно. Ведь отношения, любовь - это боль. Боль непонимания, разлуки, боязнь потери. А он ненавидел боль.

А она? А ей не было больно? Он не доверял ей до конца. Никогда не доверял. И ничего не знал о ней. Что она любила. О чем мечтала. Какие книги ей были интересны. Какую музыку слушала.

Но кроме боли были и наслаждения, и радость, и страсть, и тепло. Чего было больше? А, Адский капитан, хитроумный Король шантажа и блефа? Что ты готов потерять навсегда?

Поймать там, где она не смогла бы убежать...

Хирума со стуком захлопнул ноутбук и резко поднялся с места.

Учитель, что-то объяснявший у доски, поперхнулся и закашлял. Он, как и любой преподаватель в старшей школе "Дэймон", боялся до дрожи в коленях странноватого парня, который всегда делал, что хотел, таскал в сумке оружие и черный блокнот с материалами для шантажа. Даже на самого премьер-министра страны.

- Хирума-кун, ты куда? - вскочила Мамори.

Улыбающийся Мусаши подмигнул Дьяволу Дэймона.

Адский капитан ощерился и вышел за дверь.


@темы: Eyeshield 21, Айшилд 21, Фукуи Рини, Хирума Ёичи, Япония, аниме, гет, мои фики, муки творчества, проза